• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: ориджиналы (список заголовков)
20:55 

lock Доступ к записи ограничен

Люди считают невозможным то, чего не случалось раньше.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:53 

Люди считают невозможным то, чего не случалось раньше.
Название: Надежней стали только крепость стен
Бета: [Kayomi]
Фэндом: ориджинал
Пейринг: м!альфа/м!омега
Рейтинг: R
Жанр: драма
Саммари: дело беременного омеги: ждать перемен
Предупреждения: mpreg, отчасти репродуктивное принуждение; графическое насилие, намеки на каннибализм

Написано на ЗФБ, для команды омегаверса

читать дальше

@темы: Тексты, Ориджиналы

20:49 

lock Доступ к записи ограничен

Люди считают невозможным то, чего не случалось раньше.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:43 

Люди считают невозможным то, чего не случалось раньше.
Название: По пути на юго-запад
Бета: Master_Igri
Фэндом: Ориджинал
Пейринг: м!омега, м!бета, упоминается м!альфа/м!омега, м!омега/ж!бета и м!бета/ж!бета
Рейтинг: PG-13
Жанр: драма
Саммари: Если Берт не сможет сделать аборт в Уичито, ему останется только лечь и сдохнуть.
Предупреждения: мпрег, множественные упоминания насилия в том числе сексуального

Написано на ЗФБ, для команды омегаверса

читать дальше

@темы: Тексты, Ориджиналы

19:36 

lock Доступ к записи ограничен

Люди считают невозможным то, чего не случалось раньше.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
16:06 

lock Доступ к записи ограничен

Люди считают невозможным то, чего не случалось раньше.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:32 

lock Доступ к записи ограничен

Люди считают невозможным то, чего не случалось раньше.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
03:36 

lock Доступ к записи ограничен

Люди считают невозможным то, чего не случалось раньше.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
14:56 

lock Доступ к записи ограничен

Люди считают невозможным то, чего не случалось раньше.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
17:10 

Люди считают невозможным то, чего не случалось раньше.
Оридж, джен, фэнтази дарковое немного. Написано на мини-челлендж в сообществе profileБанк Идей


Пишет Меггидо:
03.12.2010 в 17:09


Люди бежали из города, спасаясь от пламени обезумевшей химеры. Крича и плача, проклиная себя и друг друга, химеру и чародеев, державших ее в подвале своей башни, они рвались сквозь все ворота – кто-то тащил за собой пожитки, кто-то бежал с пустыми руками, простоволосым, одетым кое-как, потому, что дома вокруг уже полыхали.

Химера носилась в небе, огромная, сверкающая в отблесках огня, и изрыгала огонь. Ее белые крылья испачкала копоть. Тысячу лет проспала она в подземелье, ожидая этого часа, ожидая пробуждения, а на дней рос город, когда-то основанный честными людьми, но, со временем, ставший таким же грешным, как любой другой.
От огня плавилось золото в домах стражников, горели кружева в квартале борделей, закипало содержимое бутылок бесчисленных кабаков, рушились пыльные храмы лицемерных богов.

Люди бежали из города, крича и плача, проклиная химеру.
Они не знали и не помнили, что город должен сгорать, снова и снова, должен был сгореть, чтобы на его месте мог появиться новый, как появляется новая трава на месте выжженной.

Химера знает, химера помнит. Тысячи людских лет пройдут, сотни поколений, но химера не забудет, уснув.
И проснется снова, когда придет время уничтожить город.

URL комментария

@темы: Ориджиналы, Тексты

03:14 

Люди считают невозможным то, чего не случалось раньше.
Оридж, джен, опять ужастик. Написано на мини-челлендж в сообществе profileБанк Идей

Пишет Меггидо:
11.07.2010 в 03:13


Местами довольно далеко от картинки, но меня что-то потянуло на эту идею.

10. Иногда трещины в стенах школы сочились кровью, а падавшие с потолка или выскакивавшие из стен, как молочный зуб, который расшатали языком, кирпичи, превращались в куски плоти. Но если кто-то это и видел, он хранил молчание.

9. Те, кто залезал в здание, рассказывали потом, что многие помещения там по-прежнему выглядят как новые, а другие – прогнили так, что страшно на пол наступить, он и так, кажется, вот-вот провалится. Еще говорили о том, что на первом этаже царит странный запах, и чем ближе подбираешься к двойным дверям спортзала, тем острее становится чувство страха – некоторые заходили в спортзал, но они уже ничего не говорили.

8. Энтони Джонс, бывший директор школы, уехал из города, да и его брата больше никто никогда не видел.

7. Однажды стены пошли трещинами, начали обваливаться, сыпаться, точно высохший слоеный пирог. Школу закрыли. Некоторые говорят: «закрыли с облегчением».

6. Миранда Коллинз, учительница математики, такая молоденькая, что ее некоторые принимали за ученицу старших классов, покончила с собой. Вместо записки она оставила предсмертную запись на магнитофонной пленке – полчаса хрипов о том, что в школе происходит дьявольщина и директор отлично знает об этом, потому, что он все и устроил. У Коллинз была депрессия, зря она не пошла к врачу.

5. Конечно, были странные шумы в подвале. В любом подвале есть чему шуметь.

4. Эл Бродерик говорил, что видел однажды, как по коридору шло существо, состоявшее из тумана, похожее на человека, и пело на веселый мотив что-то о том, что, скоро, совсем скоро, здесь не останется никого из смертных, и дух Вендиго будет резвиться, как прежде. Бродерик рассказал об этом всем, но ему не поверили – и не поверили бы, даже если бы за месяц до того он не утверждал, что его контрольную украли марсиане.

3. Малышка Миллер утонула в школьном бассейне, и был большой скандал – но, в конце концов, она никогда не плавала особенно хорошо, а в тот день пришла в школу впервые после болезни. Джаспера Джонса, который должен был сказать ей: «Миллер, сегодня тебе не стоит лезть в воду», разумеется, уволили – его брат сам подписал распоряжение.

2. Конечно, ходили слухи, что в здании что-то не так, но такие слухи ходят про каждое новое здание, разве нет? Тем более что прежняя школа, находившаяся на этом месте, сгорела после удара молнии.

1. Это была самая обычная иллинойсская школа: новенькое здание с надписью «школа имени Авраама Линкольна» на табличке, украшавшей фасад, чистые коридоры, классы, полные учеников – от восторженной ребятни младших классов, до раздолбаев-старшеклассников с безразличными лицами потенциальных наркоманов и недобрыми улыбками.

~

11. Я живу здесь уже сорок лет. Верьте мне: тут нет никакого Вендиго, это все другая история.

URL комментария

@темы: Ориджиналы, Тексты

21:09 

Люди считают невозможным то, чего не случалось раньше.
Два текста. Написано на Ориджинал-фест.

1. Оридж, слэш, заявка 6.01

Том подпевает магнитоле, и длинные волосы Джо лезут Тому в рот.
– Как ты думаешь, когда нас нагонят?
В песне наступает проигрыш, Том потряхивает головой туда-сюда в такт музыке, и ничего не отвечая, откидывается назад. Он не держит руль, но впереди – хайвей, ровный, как дно ада, и такой же горячий. Кроме того, ни Том, ни Джо не боятся смерти. Кроме того, и Тома, и Джо пытаются поймать полицейские – потому, что не стоило убивать Патрика Симпсона, и мудак Уолтер Симпсон – потому, что не стоило забирать кокс из клоповника его младшего братишки.
Джо не думает об автомобильной аварии, взрыве, обгоревших телах. Кабриолет цвета морской волны несется вперед, ему некуда сворачивать. Джо не думает о тюрьме, Джо не думает о неизбежности смерти. Том опускает свою тяжелую ладонь ему на колено, потом тянется к ширинке. Похмелье, оставшееся после вчерашнего вискаря, делает его взгляд мутным, как у покойника.
– The truth is they never had no future, – плюется словами магнитола, – they never had no past.
– Успокойся, чувак. Скоро, – говорит Том. Джо уже успел забыть свой вопрос. В голове у него вертится мысль о том, что им надо было жить в семидесятые. Он на гребаную четверть века промазал с датой рождения.
К концу третьей минуты песня превращается в ад, и Том снова кладет одну руку на руль. Вторая все еще гладит член Джо сквозь джинсы.
– Знаешь, что с пидорами делают в тюрьме? – Том щурится, не смотрит на дорогу, солнце царапает его глаза.
Джо жаль, что они не успели никому толкнуть симпсонов порошок и прокутить денежки. Тому не жаль ничего.
– Похуй на тюрьму, – Джо накрывает руку Тома своей. – Меня пристрелят при сопротивлении.
Он наклоняется вперед, девчачье-длинные рыжие лохмы отгораживают его от солнца и Тома, и он остается один, до тех пор, пока сквозь пыльную дорожную музыку ему на начинает слышаться вой полицейских сирен.

2. Оридж, гет, заявка 6.24

Сестра Кэтрин стиснула кулаки, как если бы готовилась к удару, и аккуратно подстриженные ногти впились с кожу.
Роберт смотрел ей в глаза, честно и прямо, и сестра Кэтрин отвела взгляд, опустила, как на молитве, чувствуя, как взгляд Роберта становится почти обжигающим.
Если бы она не отдала себя Богу раньше, чем Роберт Коллинз появился на свет, вероятно, ей было бы гораздо легче найти слова, простые, как «да» или «нет».
– Прощайте, – наконец сказала она. Ей казалось, что для этого «прощай» ужасно поздно.
Ему было тринадцать, всего тринадцать лет – дьявольское число, Дьявол шептал сестре Кэтрин, что она, такая же женщина, как и все, такая же, как и Ева, должна вкусить от запретного плода сполна – и его отец умирал от болезни, с которой не могли справиться врачи, а сестра Кэтрин, в миру звавшаяся Томасина Коллинз, его кузина, приехала, чтобы хоть как-то облегчить страдания, и его собственные, и близких. Сейчас ей казалось, что все это подстроил сам Сатана, чтобы свести ее, в празднично-праздных, даже в траурные дни, садах загородного поместья, с юным сэром Робертом, который, первый из всех когда-либо любовавшихся ее лицом мужчин и юношей, признался сестре Кэтрин, что любит его – и, в ответ на это признание, она, первая из всех женщин, которым будет суждено испытать к Роберту любовь, странное чувство, которое может быть и грехом, и благословением, поцеловала его.
– Прощайте, – повторила сестра Кэтрин, вспоминая, как непослушные кудри Роберта щекотали ее кожу, и это воспоминание вызывало где-то в глубине ее тела жар, мягкий и приятный, но наводивший на мысли о геенне огненной. Распятие, висевшее на тонком шнуре, чуть давило на кожу, точно притягиваясь к сердцу.
Мать Роберта, красивая и сильная вдова, которая, несомненно, найдет себе нового супруга, как только снимет траур по сэру Уолтеру – она никогда не любила его, и, кажется, это ни для кого в семье не было тайной – смотрела так, точно что-то знала или понимала.
– Ни Вам, ни Вашей матери больше не нужна моя помощь, – сестра Кэтрин произнесла эти слова слишком быстро, торопясь скрыться в вагоне поезда, и ей показалось, что во взгляде Роберта было осуждение, или, может быть, надежда.

~

Позже, когда поезд уносил ее в сторону аббатства, прочь от Роберта сестра Кэтрин все еще слышала, сквозь стук колес, голос Дьявола, но сделала все, чтобы заглушить его слова стуком четок.

@темы: Ориджиналы, Тексты

02:19 

Люди считают невозможным то, чего не случалось раньше.
Оридж, джен. Написано на мини-челлендж в сообществе profileБанк Идей

Пишет Меггидо:
10.06.2010 в 17:24


Лето неожиданно пришло в апреле. Оно вскинулось зелеными полями, залило низкий горизонт ярко-синим цветом, раскрасило серый Канзас во все цвета радуги. Сначала это казалось забавным, красивым – каким угодно, только не угрожающим, а потом лето съело малыша Билли: зеленая трава обернулась вокруг его ног, бабочки облепили его лицо, кожа и старая футболка проросли яркими цветами, и, уже несколько секунд спустя, Билли рассыпался без следа.
Город тонул в лете. Люди выезжали, бросая вещи, оставляя дома, в которых жили десятилетиями. Кажется, до того, как лето сомкнулось в кольцо, приезжали какие-то ученые, но никто из покидавших дома горожан не спрашивал их имен, и никто их больше не видел.
К концу июня лето продолжало прибывать – отдельные фасады домов, куски асфальта, брошенные старые машины и несколько животных, оставшихся в городе, еще держались, но изумрудно-зеленая зелень, ослепительно-жаркий свет, небо, синее, как на детских рисунках, калейдоскопная пестрота цветов и бабочек уже окружили их со всех сторон, и, уже ко Дню Независимости, от города не осталось и следов, одно лишь лето. Сочно-зеленое, как в мультфильме или рекламном ролике, оно шумело высокой травой, пахло цветами, но никто не приезжал, чтобы пройтись по его зеленым лугам.

URL комментария

@темы: Ориджиналы, Тексты

13:10 

Люди считают невозможным то, чего не случалось раньше.
Оридж, фем. Навеян СПН, но связи с ним не имеет.
Fem!Смерть/fem!Мор/fem!Война.

Кудри у Войны – рыжие, как огонь, а губы – алые, как кровь. Она красива, ни одной человеческой женщине не сравниться с ней. Тысячи лет ходит она по земле, оставляя за собой пожарища и разоренные царства людские, и люди для нее – муравьи, плесень, прах.
За ней всегда следует Чума – невзрачная, неяркая, повторяет она путь Войны, гонится за ней, как Ахилл за черепахой, то нагоняя, чтобы взять за руку, обнять, прижать к себе – то отпуская, не в силах вынести жар, исходящей от белого, как кость, тела сестры. За Чумой остаются умирающие, стонущие и задыхающиеся, и каждый из них – питомец, домашний зверь, которого приятно взять на руки, но с которым не жаль расстаться.
Смерть ценит всякого человека, в положенный срок она склоняется к устам всякого из них, и, в поцелуе, собирает душу – последним, что каждый увидит, будет ее гордое лицо. Но больше, чем людей, любит Смерть своих младших сестер, и лишь в ее объятьях могут они, слишком холодная и слишком горячая, слиться воедино.

@темы: Ориджиналы, Тексты

Мы увидимся на небесах Шотландии

главная