Меггидо
Люди считают невозможным то, чего не случалось раньше.
Как в таких случаях говорит моя БФФ, не знаю, насколько соблюдена заявка, но у меня туго с этим жанром.

Название: Я могу прикоснуться к тебе, когда захочу
Фэндом: Avengers RPS
Пейринг: Том/Крис, косвенно Эльза/Крис
Рейтинг: PG-13
Жанр: ромэнс, драма
Саммари:
Предупреждения: как бы не AU, d/s-тематика
Дисклеймер: единственное, что тут похоже на правду - так это то, что кулон с именем и адресом действительно смахивает на социально приемлемую форму 24/7-ошейника, остальное же - вполне очевидная ложь

Написано для Кселен по заявке:

Пишет Кселен:
18.12.2013 в 01:00


Хиддлсворт. Ревность к Эльзе и Индии от Тома. Какое-нибудь замысловатое ангстовое ХЭ для Криса и Тома.

URL комментария

Том не лжет, когда говорит, что уважает Эльзу – это чистая правда, она не может не вызывать уважения, эта гордая, сильная женщина. Но правда и другое: Том не любит отдавать то, что однажды попало ему в руки, он не из тех, кто упускает шанс, не из тех, кто легко отступается.
Возможно, если бы он мог просто получить Криса, развлечься и расстаться, тот не вызывал бы у Тома такого интереса, короткая интрижка на съемках осталась бы короткой интрижкой – обещание продолжения остается только обещанием, никаких лишних телефонных звонков, дружеские отношения, объятия перед камерами. Время от времени такое случается, ничего необычного. Но Крис с самого начала сказал: «только один раз, если хочешь, но если нет – я уйду».
Такие вещи запоминаются гораздо лучше, чем просто секс – секс, в сущности, был так себе: усталость съемочных дней давала о себе знать, к тому же в первый раз всегда приходится подстраиваться друг под друга, задавать глупо звучащие вопросы или терпеть неудобства, иногда – и то, и другое. К тому же, черт возьми, Том никогда не был из тех, кто заводится при виде мясной лавки, так что Крис по его мнению выглядел чертовски неважно, нездорово вздутые мышцы отчетливо просматривались сквозь одежду и это определенно не возбуждало.
В отличие от слов про «только один раз». Это – совсем другое дело. Не так уж важно, что тебе дают, если при этом обещают сразу же отобрать.
К этим словам у Криса даже есть пояснение, которым он поделился пару дней спустя: «у нас особые отношения с женой и мы договорились, что я не стану спать с другими женщинами, а вот о мужчинах речь не шла». Он сказал это с таким видом, как будто просто забыл упомянуть об этих деталях – но он неважный актер, поэтому получилось обычное лицемерие.
Так все должно было закончиться.
Но не закончилось. Том не из тех, кто легко бросает заинтересовавшие его вещи. Или людей.

~

Некоторые подробности можно было бы вынести на свет, раз уж на то пошло, возможно, легкий флер скандала добавил бы фильмам кассовости. Более значительный флер мог бы на ближайшие несколько лет подпортить карьеру им обоим. И заодно нанести существенный удар по супружеской жизни Криса – удар, после которого Том едва ли смог бы остаться его другом, но зато вышло бы прекрасное драматичное завершение для запутанной истории.
Он не рассматривает этот вариант всерьез. Глупее было бы только отравиться, оставив настолько длинную предсмертную записку, что читать ее станут только самые преданные поклонники.
Так что Том оставляет историю при себе. Он может считать ее любовной, но предпочитает видеть в ней детективные оттенки: ему важнее дойти до истоков, чем повторить не слишком увлекательный секс. Раз уж Крис не отвечает на прямые вопросы, можно попробовать добраться до истины с другой стороны.
К счастью, сталкерство по-прежнему романтизируется поп-культурой, и у Тома нет ни малейших оснований чувствовать неловкость. К тому же, в его случае нет никакой необходимость следовать по пятам за тем, кто тебя интересует, достаточно положиться на папараци, любовно фотографирующих чуть ли не каждый шаг Криса. Фанаты бесконечно копируют каждый снимок, обсуждают каждую деталь, их блоги похожи на альбомы маньяков из фильмов категории «В», где слово «смерть» всегда обводят красным маркером.
Почти на всех фотографиях Крис улыбается, даже на тех, которые сняты из-за кустов и оград.
Том изучает фотографии с такой тщательностью, что временами это уже похоже на сумасшествие, но Том не из тех, кого пугают такие слова. По крайней мере, все это помогает скоротать время до следующей встречи.
С точки зрения Тома, тело Криса выглядит гораздо приличнее, чем во время съемок первой части, но кожа как будто испортилась. Крис – не первый и не последний актер, который набирает десятки фунтов, чтобы тут же их сбросить, но это не делает подобную практику менее разрушительной. Долгосрочный прогноз: Крис доведет свой обмен веществ через пару-тройку лет и либо растолстеет, либо начнет сохнуть, превращаясь в старика, после чего вряд ли снова попадет в супергеройское кино, а значит, скорее всего, окажется забыт. Но сейчас Тома интересуют не эти перемены, а другие. Незначительные детали могут быть очень важны, если уметь присматриваться.
Новый кулон Криса, пара блестящих солдатских жетонов, на которых выбиты имя и адрес жены, как на собачьем ошейнике – не украшение. По крайней мере, если так смотреть на вещи, то многое становится яснее. Это – просто цепочка с дешевой побрякушкой, вроде тех, которые продаются в супермаркетах, ее можно снять, но вряд ли Крис делает это особо часто. Том не может сказать, что хорошо разбирается в подобных вещах, но он почти уверен: этот собачий медальон с именем и адресом хозяйки – знак принадлежности, с тем же успехом можно было поставить клеймо на лицо.
Хотя, возможно, он ошибается. Том готов спросить прямо. В конце концов, худшее, что случится – прекрасная дружба провалится в прошлое.

~

Заканчивать историю зеркальным отражением начала – проверенный прием, но Том думает не об этом, когда приходит к Крису после утомительно долгого съемочного дня.
Том может дотронуться до него, в любой момент, но выбирает поздний вечер, чтобы прийти и сказать: «ты сказал, что планируешь переспать со мной только один раз, но, может быть, пришло время для встречного предложения?».
Крис качает головой, поджимает губы – он по-прежнему неважный актер, но по крайней мере научился обставлять наигрыш с большим остроумием.
«Все было настолько плохо?».
«Да нет, было вполне нормально, – говорит Крис. – Не считая того, что, насколько я помню, ты чертовски сильно укусил меня вот сюда». Чуть прогнувшись, он накрывает ладонью то место у основания левой лопатки, где был след от укуса. Возможно был – Том не из тех, кто запоминает подобные детали, интересующие его мелочи совсем другие. «Мне нужно физическое подтверждение и Эльза мне его дала. Я должен был просто напомнить ей, что пока она не сделает меня своим по-настоящему, я смогу уйти к кому угодно. Можешь считать, что я тебя использовал».
Том может спросить, сколько чужих укусов, засосов, царапин понадобилось для убеждения, но он просто нащупывает в кармане прохладный металл и говорит: «если тебе нужно кому-то принадлежать, то я могу оставить знак принадлежности, который ты не сможешь снять, даже если очень захочешь».
Лампа дневного света сияет бело-голубым, тонкое лезвие бритвы в его пальцах ослепительно-ярко блестит, это выглядит немного чересчур драматично, но Том готов смириться с подобным.

@темы: Тексты, Фанфики